Музеи мира
Каталог музеев

Цель передвижников – поведать зрителю всю правду, как бы горька она ни была, показать народу его подлинное лицо, его жизнь и заставить его призадуматься над своей судьбой, над своим прошлым, настоящим и будущим, выбрать правильную дорогу – стала близка Васнецову. Было очевидно, что передвижники с каж­дой своей выставкой несли по городам родины очистительный свет правды и добра.

Удивительно яркой вспышкой в художественной жизни Петер­бурга семидесятых годов явилась картина Репина «Бурлаки».

Репин «Бурлаки»

Репин «Бурлаки»

Когда, наконец, она была закончена и выставлена, то произвела огромное впечатление не только и не столько отличным мастер­ством, сколько необычайно глубоко выраженным сочувствием к изнывающему от мучительного, тяжкого труда люду. Так смело, откровенно, ярко никто еще не писал.

Любопытная деталь: впервые широкая публика познакомилась с «Бурлаками» по гравюре Васнецова, воспроизведенной в жур­нале «Пчела».

Менее значительным, конечно, но все же заметным явлением художественной жизни Петербурга того времени стала «Книжная лавочка» – картина, выполненная Васнецовым вслед за рисунком на этот же сюжет. Это своеобразная интерпретация некрасов­ской темы, с такой глубочайшей искренностью звучащей в «Кому на Руси жить хорошо»:

Эх! эх! Придет ли времечко,
Когда  (приди, желанное!..)
Когда мужик не Блюхера
И не милорда глупого -
Белинского и Гоголя
С базара принесет?

Было бы, однако, неверным сводить значение картины к ил­люстрации некрасовского текста. Она перерастет в обобщение большей силы.

Вот перед нами один из ярмарочных, на скорую руку сколочен­ных ларьков. Круглый год они наглухо закрыты и лишь в день приходского праздника ненадолго служат помещением нехитрому, но зато пестрому и яркому ярмарочному товару.

Возле одного из таких бараков перед разложенным и разве­шенным товаром остановилась кучка людей. Внимание привлека­ет худо одетый крестьянин с трешневиком на голове и топором за поясом. Он рассматривает какую-то назидательную, яркую и аля­поватую религиозную картинку. Трудно, впрочем, разобраться, что более усердно он делает: разглядывает картинку или слушает ба­тюшку, назойливо объясняющего ее смысл.

Но одно ясно: батюшка сделал свое дело, понравилась мужику картинка, купит он ее сейчас на последний, заработанный тяжким трудом грош. И, бережно засунутая за пазуху, будет эта убогая картинка, как книжица какого-либо «милорда глупого», при­несена в деревню, и понесет она не свет просвещенья, а тьму суеверия.

Перед этим полотном, богатым смыслом, отступают на второй план колоритные сами по себе фигуры двух вздыхающих и охающих под впечатлением слов попа деревенских женщин; присевших на корточки мальчуганов, пожирающих глазами картинки; спря­танного в тени навеса продавца, который спокоен и молчалив и лишь зорко оглядывает прилавок.

Оставить комментарий

Облако меток